Български Русский English
10 лучших кроватей в искусстве
08.07.2014 11:49

В центре этих произведений – глубоко личное пространство художника. От кровати Трейси Эмин, по которой разбросаны презервативы и сигаретные окурки, до влюбленной пары Рембрандта и больного ребенка Мунка. Кровать в искусстве всегда была символом колыбели, где находят рождение наши страхи, чувственность и одиночество, пишет британский The Guardian.

Эдуард Мане «Олимпия», 1863

Эдуард Мане «Олимпия», 1863

Кровать, на которой полулежит куртизанка Мане, – великолепный ряд сложных изгибов серо-белого льна. Мане пишет свою Олимпию резко и реалистично, высмеивая традиционное представление об обнаженной натуре, а кровать на картине – пародия на шикарные постели, на которых изображали своих красавиц Тициан и Веласкес.

Винсент Ван Гог «Спальня в Арле», 1888

Винсент Ван Гог «Спальня в Арле», 1888

Кровать – эмоциональный центр насыщенных красок и вихревых очертаний спальни Ван Гога, комнаты в желтом доме в Арле, где он мечтал основать сообщество художников. Это кровать аскета, одинокого человека, мечтателя, очарованного образом идеала. В этой пустой кровати – беспокойная душа Ван Гога.

Роберт Раушенберг «Кровать», 1955

Роберт Раушенберг «Кровать», 1955

Согласно истории, первым художником, выставившим свою кровать в качестве произведения искусства, был Роберт Раушенберг. «Кровать» 1955 года – очень личная работа, реликвия его сексуальных отношений с Саем Твомбли (расписавшимся на подушке) и Джаспером Джонсом. Это и картина в привычном смысле. Повешенная вертикально, она становится эквивалентом холста – кроватью абстрактного экспрессионизма.

Трейси Эмин «Моя кровать», 1998

Трейси Эмин «Моя кровать», 1998

Работа Эмин, только что проданная за 2,5 миллиона фунтов, поэтична и наводит на размышления. Что может быть более личным, чем пространство постели? Эмин превращает свою кровать в искусство, не раскрашивая ее и придавая ей вертикального положения, как делал Раушенберг. Таким образом она создает реди-мейд типа Куплю ламели для кровати столь же язвительный, как писсуар Дюшана. Работа, говорящая о любви, сексе, снах и смерти, отсылает и к кроватям Ван Гога и Обри Бердслея. Это глубоко человеческое произведение искусства.

Эжен Делакруа «Смерть Сарданапала», 1827

Эжен Делакруа «Смерть Сарданапала», 1827

Возможно, это скорее диван, чем кровать, однако ни на одном другом произведении искусства нельзя увидеть такого огромного напоминающего кровать предмета мебели, как этот гигантский красный матрас, лежащий на золотых слонах. Он заполняет почти все пространство роскошного шедевра Делакруа. Это огромное полотно ссылается на картину «Плот "Медузы"», в которой Жерико изобразил группу спасшихся в кораблекрушении. Делакруа превращает плот в кровать, а сцену страха – в сцену крайнего отчаяния.

Рембрандт «Французская постель», 1646

Рембрандт «Французская постель», 1646

В этом удивительно незатейливом произведении эротического искусства Рембрандт изображает не нимф и сатиров, но настоящую голландскую пару – возможно себя и свою любовницу Хендрикье Стоффелс – занимающихся любовью в уютной кровати. Ощущается холодок в комнате, и тепло, с которым любовники обнимают друг друга.

Обри Бёрдслей «Автопортрет в кровати», 1900

Обри Бёрдслей «Автопортрет в кровати», 1900

Задолго до того, как Трейси Эмин создала свой памятник vie boheme, Бердслей погружался в декадентские сны в своем автопортрете, где он изобразил себя почти исчезающим в изысканной кровати. «Клянусь богами, – гласит надпись на французском, - не все монстры живут в Африке!» Бердслей отождествляет искусство с чувственностью, сексуальностью и бессознательным – другими словами, с пребыванием в постели.

Эдвард Мунк «Больной ребенок»

Эдвард Мунк «Больной ребенок»

В этой пугающей и душераздирающей работе Мунк изображает ребенка при смерти. Истощенную и слабую, девочку поддерживают в постели. Эта картина напоминает о том, что кровать – это и место, где находят вечный покой.

Витторе Карпаччо «Сон святой Урсулы», 1497-1498

Витторе Карпаччо «Сон святой Урсулы», 1497-1498

Это замечательное изображение спальни эпохи Возрождения. В комнате Урсулы есть цветы, часослов для чтения и пышная красная кровать. Здесь ей снится не любовь, но Бог. Во сне к ней приходит видение, которое приведет ее к становлению мученицей. Кровати могут быть опасными местами.

Пьеро делла Франческа «Сон Константина», 1452-1466

Пьеро делла Франческа «Сон Константина», 1452-1466

Перед решающей битвой христианский император Константин видит пророческий сон. Его походная кровать выглядит комфортной и изящной. Купол палатки напоминает невидимый мир снов, парящих над императором, спящим на своем ложе.